Хождение за три моря. Часть 3. Черное море, шторм.

Экипаж пополнил запас продуктов, воды, всего самого необходимого для трех человек на очередной переход и где-то около 11 часов утра «Джанан», покинув марину, пошла дальше на север к Черному морю. Предстоял почти трехсотмильный переход по Черному морю до порта Синоп без промежуточных остановок. За кормой оставался огромный красивый и шумный Стамбул.Стамбул в дымке

Остаток Босфора прошли вдоль левого берега. Встречное течение не ощущалось вообще, движение судов было также незначительно. В самом конце пролива мы увидели огромный строящийся вантовый мост, две части которого тянулись с каждого берега навстречу друг другу. Ранее мы уже проходили под двумя подобными мостами через Босфор, этот должен был стать третьим.

Строящийся вантовый мост

Олег

День был солнечный и совершенно безветренный, дизель тарахтел, петрович,- так на яхте обычно называется автопилот, тихонько жужжал о чем-то своем, экипаж наслаждался красивыми пейзажами черноморских турецких берегов, игрой семьи дельфинов, которые сопровождали в течение почти часа нашу яхту. Причем, два взрослых дельфина солидно выныривали на поверхность воды и снова уходили в глубины с одним взмахом могучего хвоста, а один дельфиненок, явно такого щенячьего возраста, вел себя совершенно как щенок, — он взлетал в воздух, затем плюхался в воду, поднимая тучи брызг, и все это повторялось многократно.

Маяк

Первая ночь в Черном море прошла также без особых событий. Ветер был слабый, но время от времени из распадков гористых берегов начинал поддувать свежий ночной бриз. Тогда быстро разворачивали стаксель, движок гасили и яхта продолжала двигаться в совершенной ночной тишине. Бриз появлялся, пропадал и снова появлялся в полном соответствии с прохождением очередного берегового распадка . Так прошла вся ночь. Утреннее солнце следующего дня высветило абсолютно безоблачное небо, и сразу после завтрака экипаж остановился для первого купания в водах Черного моря. Вода была ярко синяя, прозрачная, слабосоленая и на удивление теплая.

2015_aug_ThreeSeas_3_05

2015_aug_ThreeSeas_3_06

Вдоль нашего маршрута время от времени встречались небольшие населенные пункты с такими же небольшими рыбацкими гаванями по берегам. Нашей яхте в эти гавани из-за сравнительно большой осадки заходить было весьма нежелательно, поэтому мы шли мимо, даже не делая попыток захода. Кроме того, если бы в рыбацкой гавани могли находиться парусные яхты, то они бы там обязательно оказались. Однако мы не увидели ни одной мачты в этих гаванях.

2015_aug_ThreeSeas_3_07

Рыбацкая гавань

Утро третьего дня принесло достаточно свежий острый ветер со стороны моря — бейдевинд. Идти стало сложнее, яхту начало кренить, появилось волнение. К обеду ветер усилился и зашел прямо в нос яхте. Поднялась крутая волна высотой не меньше метра. Анемометр на яхте не работал с самого начала, поэтому силу ветра мы определяли на глаз по высоте волны и количеству барашков. И барашков этих вокруг нас стало очень много. Для обычных тяжелых крейсерских яхт эта погода не представляла особой сложности, но нашу маленькую «Джанан» волны и ветер швыряли как щепку. Чтобы хоть как-то продвигаться вперед пришлось в помощь парусам запустить дизель на самые полные обороты, но даже в этих условиях мы продвигались вперед только лавировкой. Наши надежды на то, что мы засветло сможем дойти до марины в Синопе, таяли с каждым часом. Мы были готовы зайти в любую бухту, где можно было бы встать на якорную стоянку и переночевать там, но и это было невозможно — в этой части турецкого побережья не было таких защищенных бухт. Уже в сумерках мы увидели впереди огни Синопа, до которого оставалось около 10 миль, но при встречной волне и ветре даже эти 10 миль мы должны были идти почти три часа.
Только к 22 часам мы добрались наконец до береговой линии Синопа, но все, на что мы могли рассчитывать, это якорная стоянка вблизи города, поскольку для того, чтобы зайти в рыбацкую гавань Синопа, нужно было пройти еще около 12 миль, и после этого уже глубокой ночью зайти в незнакомую гавань, где нас особо никто не ждал, где среди ночи могло просто не оказаться свободного места. Как оно впоследствии и оказалось…
Дно под нами было песчаное, якорь лег и держал яхту очень надежно, береговая линия Синопа также надежно закрыла нас и от волн и от ветра. Яхта была укомплектована спасательным плотом, а вот тузика на ней не было, поэтому высадиться на берег с якорной стоянки мы не могли.

Синоп ночью

Изрядно уставшие за день, мы быстро приготовили горячий сытный ужин, посетовали на отсутствие в нашем ужине некоторых позиций, очень важных для соблюдения морских традиций, также быстро поужинали, зажгли якорный огонь и легли спать. С берега доносились шум машин, молодежь весело галдела на ночном пляже совсем недалеко от нас, и это все было совсем в другом мире, пока нам недоступном.

Да, это была первая якорная ночевка на всем переходе, и Штурман, как всегда, засунул планшет под подушку и среди ночи несколько раз просыпался, чтобы убедиться, что якорь держит хорошо и яхта стоит на месте.

2015_aug_ThreeSeas_3_10

2015_aug_ThreeSeas_3_11

2015_aug_ThreeSeas_3_12

Утро, как обычно после трудного перехода, порадовало солнцем и прекрасной погодой, и мы, выпив по чашечке хорошего кофе, подняли якорь и пошли огибать мыс, чтобы прийти в рыбацкую гавань Синопа. Встречавшиеся нам по пути рыбаки со своих лодок приветственно махали руками, солнце пригревало все сильнее и сильнее, а гавань становилась все ближе. Скоро мы сойдем на берег, закончится наш самый продолжительный переход!

2015_aug_ThreeSeas_3_13

2015_aug_ThreeSeas_3_14

2015_aug_ThreeSeas_3_15

И вот уже вход в гавань. Сначала мы миновали ряды огромных рыболовных траулеров, стоявших у причалов в несколько рядов. И только пройдя всю гавань до самого конца и сделав два круга внутри, мы убедились — свободных мест там нет, даже для нашей маленькой яхточки. И никто нас тут не ждет.

2015_aug_ThreeSeas_3_16

На берегу в тени деревьев стояли несколько столиков, за которыми сидели турки и пили свой любимый турецкий чай. Один из них встал и начал что-то кричать и подавать нам знаки руками. Увы, турецкий язык нам был непонятен, а наш Радист, умевший находить общий язык везде и всегда, уже был далеко. Повернули в ту сторону, куда показывал рукой тот турок с берега и тут увидели — с борта одного из огромных траулеров нам призывно машет рукой какой-то человек и что-то говорит. Подошли поближе, человек на вполне понятном русском языке говорит нам, что можно пришвартоваться к этому траулеру и даже остаться стоять около него на два дня без проблем. На наш вопрос, где можно взять электричество и пресную воду, он также показал на траулер, — сейчас все вам дадут и подключат.

2015_aug_ThreeSeas_3_17

2015_aug_ThreeSeas_3_18

Да, рыбацкий причал несколько отличался от марин в Эгейском море, там были аккуратные пирсы, по которым можно было без малейшего опасения ходить босиком, а здесь огромными горами лежали рыбацкие сети, какие-то ящики, бочки, канистры, обрывки канатов, потеки машинного масла и прочий мусор большого причала, где шла напряженная работа по подготовке этих траулеров к выходу на лов рыбы. Но мы стояли на берегу, рядом был город, кафешки, магазины, холодное пиво!

2015_aug_ThreeSeas_3_19

Продолжение следует …