Хождение за три моря. Часть 1. Эгейское море.

Приключения команды во время перехода на яхте по маршруту Мармарис — Стамбул — Новороссийск — Азов — Средняя Волга. Август 2015.

Яхта называлась «Джанан», что в переводе с турецкого означает «Любимая женщина».

Небольшая яхточка размером 9,5 метров, 2 каюты, была построена на одной из французских яхтенных верфей в 80-ые годы (подумать только) прошлого века. Яхта уже года два никуда не выходила дальше соседнего причала. Но у яхты были новые паруса, был дизель, который немножко чихал и дымил при заводке, но потом работал басовито и уверенно. Поэтому экипаж яхты, которому предстояло совершить на этой яхте путешествие через три моря и два пролива, в успехе предстоящего мероприятия нисколько не сомневался.

Яхта "Джанин"

Экипаж состоял из пяти человек. Капитан был суров и немногословен, загорелый до черноты, просоленный и продутый всеми мыслимыми и немыслимыми ветрами, много курил и пил много кофе. Старпом был мастером на все руки. Его любимой фразой была: «То, что одни человеческие руки сделали, другими руками всегда может быть сломано».  И при этом мог отремонтировать практически любой механизм или узел на яхте. Штурман не расставался со своим планшетом, на котором прокладывал маршрут и изучал сводки погоды. И даже когда ложился спать, постоянно засовывал планшет под подушку. Радист вел всяческие переговоры, как по рации при подходе к очередной марине, так и на берегу с самыми разными людьми, начиная от дежурного заправщика на топливной станции или начальника порта и заканчивая официантом ресторана, продавцом в сувенирной лавке или в яхтенном магазине. При этом Радист не задумываясь мог использовать в одной фразе английские и турецкие слова, а если их не хватало, то добавлял русские. И его всегда понимали! А Рулевой был царь и бог на камбузе! Он готовил еду на весь экипаж и на стоянках у стенки, и в море, и на якорных стоянках, и во время шторма. При этом говорил, что завтра он готовит последний день и больше к плите не подойдет ни разу, но то самое завтра почему-то никак не наступало. А экипажу нравилось, как готовил Рулевой. После каждого приема пищи Рулевой получал добрые отзывы от всех остальных. И даже когда Рулевой в готовый куриный суп насыпал гречневой крупы и сварил все это, экипаж решил, что так надо и честно пытался это съесть.

Экипаж

ЭкипажЭкипаж

Экипаж

Экипаж

Экипаж

Да, там еще был Командор, который не являлся членом экипажа. Он принимал самое активное участие в подготовке этого перехода и оформлении необходимых документов, чтобы яхта могла без проблем пройти вдоль берегов Турции и в дальнейшем уйти в Россию.

Каждое утро на яхте начиналось с короткого совещания, где решалось, кому ехать в Мармарис для оформления документов, кому закупать провизию, кому заниматься ревизией яхты и ремонтом. За ужином подводили итоги за день, а на следующее утро все повторялось.

И вот наконец, по прошествии почти недели, все работы завершены, документы оформлены, провизия закуплена, топливо и пресная вода заправлены. Можно стартовать! Первый переход яхты из Марти-Марины до Мармариса решили совершить ночью, чтобы днем в Мармарисе завершить необходимые таможенные формальности. Свершилось, мы выходим в море после долгого вынужденного стояния у причала. От Марти-Марины до Мармариса расстояние по шоссе около 25 км, а морем — 80 морских миль, при скорости яхты в 6 узлов идти нужно будет с вечера и до утра, огибая большой полуостров и несколько небольших островов.

Первый переход не запомнился ничем особенным. Ветра практически не было, дизель тарахтел, звезды светили, ночные маяки приветливо подмигивали со скалистых  оконечностей земли, время от времени где-нибудь в отдалении пробегали рыбацкие лодочки. Рассвет нас застал на входе в бухту Мармариса.

Рассвет в бухте Мармариса

Пока «Джанан» пересекала бухту, солнце успело подняться, стало совсем светло, швартовый ассистент встретил нас на своей лодке у входа в Нетсель марину и проводил до места нашей швартовки. Далее сначала все шло как обычно: швартовка, заправка пресной воды, электричество на борт. А вот когда через часа полтора зачем-то попытались завести двигатель, он вяло рыкнул два раза и затих. Аккумулятор оказался разряжен до нуля. Вызвали мастеров — электриков, которые поколдовали вокруг движка, подвигали аккумуляторы и выдали вердикт — не работает генератор. Это серьезно, требуется срочный ремонт. Генератор открутили и куда-то унесли в мастерскую на берегу. А нам после обеда уже нужно выходить дальше! Но электрики не подкачали, через пару часов принесли назад отремонтированный генератор, установили, запустили дизель, проверили зарядку — есть!

И вот мы уже выходим из марины в сторону таможенного причала, где нам должны сделать документы о закрытии турецкой границы. Прохождение всех таможенно-пограничных формальностей заняло не более 20 минут, в основном, благодаря тому, что для совершения этого действа был привлечен яхтенный агент, который за определенную сумму денег и организовал весь этот процесс.

Гулета "Жасмин№

Вид со скалы

Снова пересекаем бухту Мармариса, на этот раз в сторону открытого моря. Вечерний ветерок посвежее, чем утром, и «Джанан» весело бежит под парусами, экипаж наслаждается тишиной, шелестом воды за кормой. Навстречу идут вереницы яхт и гулет, откуда приветственно машут руками отдыхающие и солидно поднимают руку в приветствии капитаны этих судов. Всех их через полчаса ждет берег, прибрежные рестораны и диско-бары,  а нас ожидают переход в 180 морских миль до следующей нашей плановой остановки в порту Чесме и новые приключения на этом переходе.

Ночь прошла спокойно, ветерок периодически поддувал, под покровом ночи мы вышли из турецких территориальных вод и прошли большой участок пути по греческой территории, что позволило нам сократить маршрут почти на 10 миль.

По мере продвижения на север мы все чаще и чаще оказывались в зоне действия ветра, который называется мелтеми и дует в это время года с завидным постоянством с севера. Поэтому все чаще нам приходилось идти против ветра. К нашему счастью, ветер этот во время нашего путешествия утихал ближе к полуночи и снова начинал дуть в 10-12 часов следующего дня. Поэтому ночью мы выбирали самый кратчайший путь, а днем приходилось двигаться от одного побережья, где можно было хоть как-то спрятаться от встречного ветра и волны, до другого побережья. Благо, на нашем маршруте острова встречались практически постоянно. Днем мы даже сделали небольшую якорную остановку, спрятавшись от ветра в небольшой бухточке греческого острова… .

Попытки спрятаться от встречного ветра привели нас к вечеру того же дня в группу греческих островов, которые отлично укрыли нас и от волны и от ветра, но в результате завели нас в узкий мелководный канал со скалистыми берегами. Сам по себе канал не вызывал каких-то опасений, но шли мы его уже ночью, луны не было, тьма кромешная, береговые огни поселков и отдельных домов больше мешали, чем помогали. Только планшет с навигатором и эхолот-глубиномер приковывали к себе внимание вахтенного рулевого. Особенно скрытое беспокойство стало нарастать, когда глубиномер стал показывать глубину 5,….. 4,….. 3,…… 2,5 метра. Под нами скалистое дно, и ночью сесть на него килем было бы очень неприятно. Но и в этом проливе все обошлось без приключений, — глубина пошла вниз, вот уже 4 метра, вот уже 6…. Миновали пролив. Экипаж потихоньку начал укладываться спать, на палубе только вахтенные. И тут…….

АВРА-А-А-Л!!!!! Команда прозвучала как гром среди ясного неба. Что? Что произошло там, внутри яхты? Развалился кингстон! В корпусе яхты ниже ватерлинии образовалось отверстие, через которую в лодку стала поступать забортная вода. Как всегда, первым на месте аварии оказался Старпом, он и заткнул отверстие рукой, поскольку давление воды было минимальным. Но в любом случае, проблему нужно решать. Стали вспоминать, где лежат чопики, это такие специальные деревянные пробочки конической формы, служащие как раз для ликвидации отверстий в таких экстренных случаях. Чопик нашелся, был забит в отверстие, с помощью специальной конструкции этот чопик зафиксировали, чтобы он не мог выскочить из отверстия… В общем, остаток ночи прошел в некотором напряжении от пережитого, хотя Старпом сделал все крайне надежно и безопасно.
После столь бурной ночи экипаж просыпался утром достаточно долго, зато утро порадовало отличным рассветом и красивым видом берегов.

2015_aug_ThreeSeas_6

До Чесме оставалось около 20 миль, и все потихоньку уже предвкушали встречу с берегом. И опять его величество случай все устроил по своему….

Сначала раздался противный свист, сразу за этим упали обороты дизеля и появился дымок из вентиляционных решеток моторного отсека. Штурман, несший в это время вахту, быстро заглушил двигатель, после чего очень аккуратно проверили, что за дым в отсеке. Оказалось, дым пошел от ремня генератора. И тут же пропал, как только двигатель был остановлен. Было ясно — дизель в ближайшее время работать не сможет. Дальнейший путь предстоял в лавировку под парусами со встречным ветром, других вариантов не оставалось. Но и этого оказалось мало. Когда мы подошли ко входу в пролив, ветер раздулся до большой силы, пошли барашки, пена срывалась с гребней волн. Идти в пролив против такого ветра и без двигателя было неправильно. Что-то нам подсказывало, что ветер этот так долго дуть с такой силой не сможет. Мы подошли под берег, чтобы хотя бы спрятаться от волн, встали на якорь и решили пообедать. А заодно попытались выяснить, что случилось с двигателем. Более всего опасались, что двигатель могло заклинить. Оказалось, с двигателем все в порядке, а заклинило помпу. Уже лучше, но ремонт возможен только на берегу. Пока разбирались с двигателем, Рулевой сотворил на камбузе очередной шедевр из подручных макарон и чего-то еще.

Тем временем ветер поутих, мы снялись с якоря и пошли в пролив. До Чесме оставалось около 7 миль. Предстоял заход в марину и швартовка под парусами.

Чесме

Город Чесме находится на берегу бухты, марина расположена в самой глубине этой бухты, и мы пошли в марину под парусами, вызывая по рации швартовых ассистентов. Ассистенты наконец отозвались и сказали: Заходите в марину. На наши слова, что у нас не работает двигатель и нам нужна помощь уже на входе в марину, они поначалу вообще не обратили внимания. «Джанан» под управлением Капитана нарезала один за другим круги на воде у входа в марину, уворачиваясь от проходящих мимо яхт и лодок, ассистенты на своей лодке улыбались, глядя на все это и призывно махали рукой, — Идите сюда, здесь место швартовки. Наконец, до них дошло, что нам нужна помощь, поскольку у нас нет возможности маневрирования под двигателем, тут же появилась вторая лодка, ассистенты дружно зацепили нашу яхту с двух сторон и аккуратно отбуксировали к причальному месту. Наконец-то мы на берегу!

Марина в Чесме достаточно большая, почти на 200 мест, принимает яхты до 45 метров длиной и с осадкой до 5 метров.

Марина в Чесме

Марина в Чесме

Вокруг такой марины всегда есть всевозможные яхтенные магазины, мастерские. В общем, мы были уверены, что здесь мы сможем отремонтировать нашу помпу. Правда, специалисты сказали, что для ремонта нужно заказывать запчасть из Стамбула, здесь такую найти невозможно. Поэтому придется ждать, пока эта запчасть приедет. Но выбора у нас не было, помпа нужна рабочая. А мы пока осмотрим город и гавань.

Чесме — типичный турецкий туристический город с одним существенным отличием, — в качестве туристов там сами турки. Днем улицы города и набережные пустынны, жара загоняет всех под кондиционеры. А к вечеру вся набережная и соседние улицы заполняются гуляющими турецкими отдыхающими, рестораны и кафе также полны народа, вдоль набережной раскинулись бульвары, на каждом шагу лотки с едой, магазинчики с сувенирами.

Чесме — старинный город с богатой историей. Именно здесь произошло Чесменское сражение 24-26 июня 1770 года, когда русский флот под командованием графа Алексея Орлова наголову разгромил превосходящий по мощи и количеству кораблей турецкий флот. В хорошо сохранившейся крепости, прикрывающей подходы с моря к Чесме, открыт  музей этого сражения, где собраны многочисленные материалы, документы, старинные полотнища и графические работы, изображающие фрагменты этого эпического сражения, открывшего России проход в Средиземное море.

Крепость Чесме

Крепость Чесме

На ремонт помпы ушло два дня, поэтому как только помпу привезли и установили, «Джанан» тут же двинулась дальше. Покидали Чесме уже в сумерках, предварительно зайдя на топливную станцию заправиться дизтопливом. Удивительно, в марине Чесме топливная станция оказалась под брендом ЛУКОЙЛ.

Лукойл

Снова наш путь лежит на север, днем встречный ветер и волна, к ночи все стихает, а впереди уже недалеко пролив Чанакалле, известный так же под именем Дарданеллы. Ко входу в пролив мы подошли к вечеру следующего дня и, чтобы не идти достаточно сложный пролив при встречном ветре и встречном течении ночью, решили остановиться на ночлег на небольшом острове Бозджаада, стоящем почти напротив входа в пролив.

Бозджаада — небольшой островок, имеющий единственную удобную природную бухту для мореплавателей. Неудивительно, что эта бухта также прикрыта мощной старинной крепостью.

Бозджаада

Бозджаада

Но «Джанан» производила исключительно мирное впечатление, поэтому нам беспрепятственно удалось найти место для швартовки и остановки на ночь. Поужинать решили в береговом ресторанчике и были приятно удивлены — чем дальше на север от популярных туристических районов, тем меньше счет, который приносят после ужина для оплаты. Если в Марти-Марине в первый вечер мы поужинали за 500 лир, то здесь нам ужин обошелся в сто с небольшим лир.

Продолжение: Часть 2. Пролив Чанакалле, Мраморное море, Стамбул, пролив Босфор, марина Тарабья.